Йенс Кристиан Грендаль. Молчание в октябре — Книжный Четверг
Йенс Кристиан Грендаль. Молчание в октябре

Йенс Кристиан Грендаль. Молчание в октябре «26» января 2006



Что мы знаем о датских писателях? Родина Питера Хега не слишком радует российского читателя. Вполне даже можно предположить, что там идет какая-то своя потаенная и очень бурная литературная жизнь.

Не в том дело.

Дело в том, что вот есть книга. И непонятно даже, что с ней делать, настолько она тяжела и сложна для восприятия.

Грендаль — как Гришковец, говорит о в общем-то известных всем вещах, «которые обычно человек не замечает», только дело в том, что Гришковец не пытается их анализировать, а Грендаль анализирует. Естественно, ничего из этого анализа не выйдет, и есть в этом что-то такое особенно близкое любому человеку, который заставляет себя думать. «Достоевщина» — слово нынче истасканное, есть даже ощущение, что именно под знаком этого писателя пройдет весь литературный 21-й век. Почему бы и нет?

Вся книга — бесконечное и неостановимое погружение в взаимоотношения двух людей. Простая фабула — жена уезжает, не сказав почему, куда, когда вернется. И остается только вспоминать и думать. Думать о структуре отношений в любовной паре, о взаимоотношения отцов и детей, о свободе, о месте человека в жизни.

И это настолько больная тема, что не хочется верить в то, что ты человек.

Все сводится к страшному и простому выводу: бывает так, что любовь проходит. И от этого становится так мерзко, что хочется не верить. Что становится мерзко от того, что ты человек.

Я не знаю, как с этим бороться. И есть смутное ощущение, что старый детский способ (закрыть уши и глаза и во весь голос орать: «Не верю, не верю, не верю!..») тут не поможет. И что делать — не понятно.

И если снова захочется верить в сказки, можно заново перечитать начало 8-й главы.

Это та самая проза, от которой невыносимо хочется курить, и которая стоит того, чтобы ее перенести, чтобы осознать, что ты именно человек, тот самый ходячий сгусток нервной субстанции серых клеток в оболочке из 60 или около того килограммов мяса, костей и еще черт знает чего.