Джордж Мартин. Танец с драконами — Книжный Четверг
Джордж Мартин. Танец с драконами

Джордж Мартин. Танец с драконами «15» декабря 2011



Задолго до того, как HBO запустил в производство свой сверхуспешный сериал по «Песне льда и пламени», этот титанический книжный цикл успел приобрести статус культового, а Мартина успели записать то ли в начинатели нового направления в фэнтези, то ли в идеолога переноса принципов «боллитры» в развитие литературы нишевой, то ли в единственного достойного продолжателя дела Толкиена, с совершенно другими, впрочем, взглядами на человеческую природу. Ключевыми отличиями «Песни» обычно называют то, что это «фэнтези без магии» (что не совсем верно — она тут есть, и степень ее влияния на происходящее от тома к тому нарастает), что тут нет абсолютно положительных и абсолютно отрицательных персонажей (хотя если поискать внимательно, то среди второстепенных действующих лиц находятся и такие) и то, что главные персонажи тут могут погибнуть.

Вот тут стоит сделать паузу и немного оглянуться на то, почему Мартин сделал между четвертым и пятым томом цикла настолько большую паузу (чуть больше чем 5 лет) и почему пятый том не следует за четвертым, а его события развиваются параллельно предыдущему, дополняя картину. В фокусе внимания автора не люди, а история и мир, он строит максимально полную картину, населяя ее сотнями персонажей и стараясь увязывать малейшие подробности в восхитительно сложную конструкцию, в которой нет дырок и противоречий (головной боли любого гика, слишком увлекшегося какой-либо выдуманной вселенной). Неверно, однако, думать будто Мартин ставит своей целью абсолютный реализм и поэтому, дескать, герои так легко сходят со сцены. В отношении многих персонажей он легко начинает доставать рояли из кустов и устраивать чудесные спасения, вполне, впрочем, похожие на то, «как оно все бывает на самом деле». В расход списываются лишь те, кто уже отыграл свою роль в «Игре престолов», либо те, чья смерть как маленькое семечко дает жизнь целому дереву последующих событий в этом сложно устроенном лесу.

А история несется вперед, обрастая все новыми и новыми подробностями.